Что у них и что у нас

05.11.2013


Одна из проблем образования сегодняшней России - это проблема методики  изучения иностранного языка.  Иностранный язык в российских школах изучают таким образом и   с таким количеством лингвистических особенностей, что естественно предположить, что все  школьники после школы "стройными рядами" отправятся в вуз, на отделение языкознания. результат известен: из-за перегруженности курса грамматическими тонкостями, и нехватки  практического общения, язык хорошо знают только те, кто занимается дополнительно. Поневоле приходит на ум сравнение с мигрантами в Россию из ближнего зарубежья. Для того,   чтобы выучить язык для практического бытового общения (не для исследования научных  проблем лингвистики или писательской или поэтической деятельности) им, как правило, хватает  3 -  4 месяцев.

 Другие сравнения приходят на ум в курортном египетском  городе - Хургаде. Большинство  мелких торговцев в курортном центре города, имеющем дело с русскими, в большей или  меньшей степени, сносно говорят и понимают по-русски.  Необходимость выживания. Хочешь  иметь успех в бизнесе - учи русский язык. Вы скажете, что они говорят плохо. Согласен. Но  говорят - же! И их понимают. А у нас большинство школьников совсем не говорит несмотря на  грамматические и фонетические тонкости.

Большее недоумение возникает при рассмотрении проблема знания иностранного языка в  интернациональной   семье, созданной смешанной парой. Возьмем, например, довольно частый в Египте  вариант русской жены и мужа - египтянина. Подмеченная мною закономерность состоит в том,   что если муж плохо знает русский язык, то жена довольно сносно объясняется по-египетски.

 Если же, наоборот, муж знает русский язык, то жена по-египетски не говорит. Причина этого  проста: "...а мне и так комфортно". Другими словами, несмотря на то, что в последней  супружеской паре у жены создаются крайне благоприятные условия для изучения языка,  необходимости в этом нет. Действительно, а зачем супруге живущей в Египте изучать египетский язык, если муж говорит на  хорошем русском? Первым ответом, который приходит на ум является: - потому, что общение  жены иногда может выходить  за рамки супружеского. Вторым ответом является ответ на  риторический вопрос, а зачем нужно образование в либеральной стране, к примеру, красивой девушке, которая и так  может "быть успешной", к примеру, выставляя себя, на очередном конкурсе красоты. 

Общим ответом на установившееся мнение, что образование не является обязательным в  современной российской жизни является ошибочное заблуждение, что при отсутствии  необходимой информации её можно найти в нужный момент. При этом имеется два «НО». Первое -  для этого надо знать где  искать, и как искать. Второе - для этого нужно всегда "иметь под рукой" компетентных людей, которые,  к тому же, согласятся вам помочь.

Последнее немаловажно в нашей российской либеральной  действительности, когда идея готовности к бескорыстной помощи является неактуальной, а  любая помощь и  информация рассматривается как товар. Советская практика, когда нужная  информация была всегда в нужном количестве, а вредная была правильно запрещена, осталось в  прошлом. Сейчас все разрешено. Запрещено только бесплатно пользоваться авторской информацией. 

В качестве примера можно  рассмотреть попытку найти учебник средней школы в Интернете, предпринятую мною в русскоязычной школе Хургады. На большинстве сайтов запрещена перекачка учебников, поскольку  это является нарушением авторского права, но "законно" висит порнография. Учитесь, ребята!  Нонсенс! Вот  наше современное отношение к просвещению! Под одну «гребенку» и «поп группы» и учебники средней школы.

 А пока у меня перед глазами стоит ситуация, показывающая результат российского образования иностранным языкам - проблему языкового  взаимонепонимания, когда у меня на глазах разыгрывалась классическая ситуация. Пришедшая в   египетский магазин дама была вне себя от возмущения. "А я ему говорю: «Мо--ло--ко!" - по  слогам! - а он (продавец египтянин) все равно меня не понимает! Столько лет мы здесь живем, а  они всё равно нас не понимают».  О собственном пробеле в изучении языков, хотя бы английского, не говоря уже о языке страны, в которой она живет «столько лет», эта дама предпочла умолчать.

 Политика государства в области образования должна быть достаточно эффективной, для того,  чтобы некоторый школьный предмет получил необходимое развитие. В Египте много языковых  школ, где большое время отводится разговорной практике. Делается это, конечно в ущерб  грамматике и фонетики,  но,  тем не менее, когда выпускник заканчивает школу он, как правило,  достаточно хорошо говорит на иностранном языке. С акцентом и грамматическими ошибками, но  говорит так, чтобы его понимали иностранцы. Это позволяет ему продолжать  учебу за границей, или учиться в египетских университетах у иностранных профессоров.

 Другая важная проблема российского образования - это трудовое образования. После того как  перестройщики разрушили нашу систему профобразования и  на каждом телевизионном канале  поют дифирамбы юристам и экономистам, а молодым людям стали  снится «золотые парашюты», у нас стали  падать ракеты и разрушаться гидроэлектростанции. Несмотря на усиленные призывы поступать   в профтехучилища молодежь стремится в управленцы.

 Недавно ко мне в Хургаде приезжали молодые ребята египтяне собирать и устанавливать мебель.    Надо было видеть слаженность и быстроту их работы,  и их гордость за результаты своего  труда. И как бы не говорили о том, что Россия опережает Египет,  но если взять такой  показатель, как отношение людей к физическому труду, то здесь это опережение вовсе не  очевидно. В Египте бросается в глаза большое количество предпринимателей мелкого бизнеса - всяких  ремесленников, ремонтников, слесарей, столяров и пр. и пр. К физическому труду приучают с  детства, большая роль здесь принадлежит традиционной религии - мусульманству. И часто молодой человек не скрывает своей  гордости за причастность к рабочей  специальности. Здесь нет российской чванливой заносчивости работников офиса или чиновников к людям  не принадлежащим к их «касте».

Рядом с домом в котором я сейчас живу, происходит  строительство нового пятиэтажного дома той же фирмой - Ред Си Вэй - Тиба Парадайз.   Поражает скорость, с которой происходит строительство.  Заливка несущих конструкций  очередного этажа происходит приблизительно за неделю. И это при минимальных технических  средствах. Рабочая артель действует слаженно и быстро. Достаточно сказать, что в конце апреля  месяца, на этом месте еще был котлован, а сейчас, в середине октября заканчивается заливка  несущих конструкций пятого этажа и в нижней половине дома положены кирпичные стены.

 Россиян, привыкших к неторопливой нерасторопности строительного бизнеса, такие темпы  строительства и отношения рабочих к своему труду  просто впечатляют. Действительно, мы не  наблюдаем сейчас в России такого рвения и напора в труде который был характерен во времена  трудового подвига рабочих первых пятилеток, не говоря уж и о присутствии даже намека на  трудовой энтузиазм «белых воротничков». Непонятно, как при таком отношении  к  труду можно  говорить о каком-либо экономическом  «прорыве» России. И, конечно, поскольку речь зашла о  физическом труде, нельзя не упомянуть проблему трудовой миграции в России. Недавние  события в Бирюлево еще раз показали ее актуальность. Поскольку в ней как раз ясно  вырисовывается отсутствие политической воли правительства, чтобы сделать профессию  рабочего привлекательной для молодежи. И никакая "невидимая рука рынка" здесь не поможет.

 Взращенную в либеральных "пенатах" молодежь больше интересуют профессии, где можно за  короткие сроки "делать большие деньги" для того, чтобы поскорее перейти в "клан" успешных. А  рабочие профессии с неумолимостью занимаются выходцами из ближнего зарубежья и "людьми  «кавказской национальности», привнося все неудобства  конфронтации различных культур и  вырастающего на этой почве криминалитета.

Подытоживая наш обзор, можно заключить, что для того, чтобы некоторые  сферы в культуре, образовании и производстве нашей страны развивались, необходимо сочетание двух основных сил. Первая - это  целенаправленная политика государства, пропаганда этих областей и создания для них льгот и  приоритетов, как например, в Египте для продвижения малого бизнеса. Эта политика выпадает из   "стандартного набора" либерального государства, где, по определению, оно не вмешивается ни в  производство, ни в экономику. Вторая сила  связана с конкурентностью и личным бизнесом. Это  обеспечение себе первенства путем обретения необходимых свойств. Пример этого мы видим в  Египте при изучении иностранных языков, поскольку их бизнес связан, в большой степени, с  туристической областью экономики.

В России мы нет ни первой силы, не второй. Наш Господин Премьер Министр до сих пор  заявляет о следовании страны по классическому либеральному курсу - то есть без регулирования  экономики и производства государством. Что касается второй силы, то она не действует по  причине инерционности  советского мышления. Большая часть населения, несмотря на пропаганду  либеральных ценностей находится еще во власти советских представлений, при которых  государство должно заботится о своем народе. Проблемы "выживания" в советское время не  существовало, а качество специалистов - рабочих и инженеров - обеспечивалось другими  методами. Об их эффективности можно судить оценивая  достижения страны в  советское время. В современной России они все чаще вспоминаются с должным уважением и в качестве образцов для подражания.

Раткин С.А.  

Комментарии (0)Просмотров (314)
Зарегистрированный
Анонимно